Главная » Статьи » Мои статьи

О законах

О законах

И у нас во Франции я замечал, что некоторые проступки, которые раньше карались смертью, некоторое время спустя объявлялись законными; и мы, которые обвиняем в этом других, можем сами, в зависимости от случайностей войны, оказаться в один прекрасный день виновными в оскорблении человеческого и божеского величия, поскольку наша справедливость по прошествии немногих лет превратится в свою противоположность, оказавшись несправедливостью.

« Довольно тяжело с полной уверенностью судить, «что такое хорошо, и что такое плохо», ибо «добро и зло - одно и то же». То, что сегодня представляется верным, правильным, завтра может оказаться и вредным, неверным. С другой стороны, что для одного истинно, очевидно, то для другого может оказаться противоречивым, неочевидным и ложным. А посему и создать действительно вечные законы общественного бытия человеку, наверное, не под силу. Но и говорить, что таких законов вообще не существует, было бы неверным. Существуют и «вечные» ценности, и библейские заповеди, возникшие очень давно: «не убий», «не укради» и подобные.

«Мог ли древний бог яснее обличить людей в незнании бога и лучше преподать им, что религия есть не что иное, как их собственное измышление, необходимое для поддержания их человеческого общества, чем заявив - как он это сделал - тем, кто искал наставления у его треножника, что истинной религией для каждого является та, ветрянки в детстве которая охраняется обычаем той страны, где он родился...

Не только предположительно, но и на деле лучшее государственное устройство для любого народа - это то, которое сохранило его как целое. Особенности и основные достоинства этого государственного устройства зависят от породивших его обычаев. Мы всегда с большой охотой сетуем на условия, в которых живем. И все же я держусь того мнения, что жаждать власти немногих в государстве, где правит народ, или стремиться в монархическом государстве к иному виду правления - это преступление и безумие. « Эта мысль тем более интересна, если проследить ее на истории, скажем, России. Не говоря о событиях 1917 года, ибо тогда пришлось бы четко определиться с тем, что же произошло тогда: обычный «дворцовый» переворот, прикрытый идеями власти народа, или монархию сменила или, скажем, демократия, или «власть немногих». Возьмем, к примеру, выборы президента России и появление связанных с ними идейных утверждений типа «в России устанавливается демократическая форма правления». Если она только устанавливается, следовательно, до этого в стране не было демократического строя, а общественное устройство было каким-то иным (я намеренно не хочу вступать в полемику по вопросу нашего политического строя 1917 - 1991) . Предположим, что сейчас действительно устанавливается политический строй, отличный от уже существовавшего ранее. Тогда, по Монтеню, предшествующий строй действительно был «не лучшим государственным устройством», ибо не сохранил государства целым, следовательно, установление в стране нового общественного порядка рационально.

Однако это так при истинности нашего предположения о различии существовавшего и существующего устройства государства. Возникает и вопрос о строе, который пришел на смену старому. Сумеет ли он сохранить государство целым... Значить, в вопросе оценки рациональности смены существующих общественных устройств недостаточно критерия «сохранения целостности государства предшествующим строем», ибо последствия прихода на смену нового общественного порядка отнюдь, на мой взгляд, не однозначны. Быть может отчасти поэтому Монтень считает преступлением A Farewell to Arms стремление к смене общественного распорядка.

«Смешно, когда философы, желая придать законам какую-то достоверность, утверждают, что существуют некоторые незыблемые и постоянные, неизменные законы нравственности, которые они именуют естественными, и которые в силу самой их сущности заложены в человеческом роде. Одни уверяют, что таких законов три, другие - что четыре, кто считает, что их больше, а кто меньше. Эти разногласия подтверждают только, что указанная разновидность законов столь же сомнительна, как и все остальные. Эти жалкие законы (ибо как назвать их иначе, если из бесконечного множества законов нет ни одного, который по милости судьбы или случайно выпавшему жребию был бы повсеместно принят по общему соглашению всех народов) столь ничтожны, что даже из этих трех или четырех избранных законов нет ни одного, которого не отвергли бы не то, что один какой-нибудь, а многие народы... « Позволю себе не совсем согласиться с философом, а, может быть, и просто уточнить его: библейские заповеди, о которых я говорила ранее, возможно встретить и в «Коране», и в «Талмуде» и т.д. ; они являются признаваемыми, наверное, повсюду. Быть может, Монтень говорит о каких- то иных законах, называя их жалкими... Наверное, все же, так.

«Вещи выглядят по-разному и могут восприниматься с различных точек зрения: отсюда главным образом и проистекает различие в мнениях. Один народ смотрит на какую-нибудь вещь с одной точки зрения и устанавливает себе о ней такое-то мнение, другой смотрит на нее иначе.

Категория: Мои статьи | Добавил: strua (16.04.2012)
Просмотров: 716 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]